среда, 22 августа 2012 г.

Можно отказаться от чего угодно – если тебе на самом деле есть куда идти

Марина Степнова. Женщины Лазаря.

Книга вызывает противоречивые чувства и словно распадается на отдельные истории про женщин. Да-да, название романа абсолютно точно, т.к. фигура гениального, обласканного властью физика Лазаря Линдта,   лишь связующее звено, впрочем, не лишенное некоего местечково-еврейского, саркастического, холодного блеска.

«… несмотря на очевидную вонючесть и немытость, держался с замечательным веселым спокойствием урожденного богатого и свободного человека.»
«… все-таки сражаться с человеком, который все время смеется, не только бессмысленно, но и унизительно для нападающего.»


Но никаких изысканий в области духовных метаний великого ученого читатель у Степновой не найдет. В принципе, пожалуй, все сводится к тому, что 18-тилетний почти пешком пришедший в столицу нищий «тщедушный жиденок» Лазарь, был очарован теплым, уютно, старорежимно-доброжелательно устроенным домом Чалдоновых и навеки «полюбил» его хозяйку Марусю – Марию Никитичну Чалдонову.

«Разум делает человека бесстрашным. Зато чувства отлично убивают.»

Образы женщин же симпатичны каждый по-своему:

Маруся, разумная, решительная («Это было любимое Марусино слово - решительно») и хозяйственная дочь просвещенного священника, любящая и любимая жена, остроумная собеседница, созидающая хлебосольный по Елене Молоховец и ласково устойчивый быт, счастлива этим патриархальным укладом. И терзает ее только бездетность. Однако Маруся умеет уравновесить этот изъян своей судьбы, заботясь о чужих детях, да и о том же Лазаре (Лесике), которого, будучи старше на 30 лет принимает как своего ребенка.

«…для того, чтобы найти то, что искал всю жизнь, вполне достаточно просто заблудиться.»
«Мы сядем в час и встанем в третьем, я с книгою, ты с вышиваньем, и на рассвете не заметим, как целоваться перестанем»
«… передвижники – это не искусство, а просто жалкое подражание тому, чему подражать – грех.».
Замечу, что лично мне фраза особенно дорога, т.к. никогда не понимала восторгов искусствоведов советского периода перед этой живописью, за что и получала «заслуженные» двойки по истории русского искусства второй половины XIX века.

Галина Петровна Линдт – советски-светская львица, капризная барыня, высокомерная самодурка, супруга Лазаря-Великого. Урожденная Галочка Баталова, внешне похожая на Марусю и инфернально впитавшая ее сияние, младше великого мужа на 40 лет. Юношеская любовь Галочки зверски перемолота системой, которая зубами верного холуя Николаича, приносит приглянувшуюся Линдту девушку в его дом, в его жизнь, в его постель.

«Чего убиваться, если уже убитая?»
«Торопиться вообще нельзя, сила – в умении отдаваться частностям, а жизнь – жизнь состоит из мелочей.»


Ну и, наконец, Лидия Линдт, внучка, гения, не заставшая деда в живых, да и вообще до 5-ти лет не знавшая о его существовании. Лидочка-Барбариска рано осиротевшая, подобранная Галиной Петровной, а затем изгнанная в балетное училище, где проявляется ее блестящий талант. Этакий женский эквивалент Лазаря Линдта!? Но Гениальная балерина Лидия Линдт, приглашенная сразу с выпускного спектакля танцевать в Москву в Большой театр отказывается от своего Дара.

«Подарок от Бога. Божий дар. Самая жестокая и несправедливая вещь на свете.»

Лидия Линдт знает наизусть Елену Молоховец и мечтает о своем доме. И обретает его…Как вы понимаете, по логике романа, это оказывается тот самый дом, в котором на склоне лет жила чета Чалдоновых, дом, освещенный (освященный) «сиянием божественной Маруси.»

«…и все было по-настоящему, все наконец-то распуталось, разрешилось и вновь соединилось – на этот раз навсегда: и любовь, так долго блуждавшая по этой истории, так долго не умевшая попасть в такт, и этот дом, и холодный вкусный воздух, и медленно выплывающее из-за розовых сосен круглое и тоже розовое солнце, такое громадное, что где-то далеко-далеко засмеялся от радости Лазарь Линдт.
Засмеялся и поцеловал маленькую, теплую, бессмертную Марусину руку».


Касаемо же, противоречий, то они вызваны с одной стороны:
«…большим словарным запасом, хорошей работой с метафорой, вниманием к деталям. … Собственно, когда, может, и тянет зачитать вслух удачную фразу, но на самом деле все работает для того, чтобы персонажи ожили, мир вокруг задышал, сердце забилось.
Это, конечно, совершенно субъективные вещи - но вот у Степновой, .. здесь все получается: и герои живые, и мир объемный, и даже слезы на глазах читателя» - Сергей Кузнецов.

с другой:
Виктор Торопов: «С собственным отношением к роману «Женщины Лазаря» мне определиться трудно. Во-первых, я не понимаю, талантливая ли это проза или всего-навсего ее (талантливой прозы) талантливая имитация. Чтение или чтиво? Есть, правда, и промежуточный вариант: высокое чтиво. Во-вторых, Степнова ... пишет по преимуществу, если не исключительно, для женщин. Ну и, в-третьих, я категорически не понимаю, о чем этот роман, а главное, зачем.»

и есть что-то близкое мне в язвительной рецензии от julia_prefizid: http://www.liveinternet.ru/users/julia_prefizid/post228619873/

Словом, думайте сами, читайте сами, но семейной сагой я бы роман Степновой не назвала, скорее уж сказкой об утраченных иллюзиях, потерянном времени, Спящей Красавице и доме с привидениями.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...