среда, 1 августа 2012 г.

Чем больше делаешь, чем плотнее жизнь — тем лучше. Поступок — это король судьбы. Нет поступка — не живешь.

Андрей Рубанов. Стыдные подвиги.

«Жить надо, руководствуясь только своими мыслями, накапливая свой, личный, интимный опыт, только он имеет настоящую ценность. Советы и подсказки мешают, искажают оптику, замутняют картину мира».


Каждую главку «Стыдных подвигов» можно рассматривать и как отдельный рассказ, законченное лаконичное произведение. Собранные же под одной обложкой, они как бусинки в четках составляют жизнеописание «героя нашего времени» (читай Андрея Рубанова), успевшего побыть пионером, послужить в Советской Армии, окунуться в мутные воды бизнеса первых лет перестройки, когда «бабла было немеряно», посидеть в тюрьме, поработать кровельщиком и … пресс-секретарем в Чечне, отдать дань частному предпринимательству; а в итоге, найти себя и достичь успеха в литературном творчестве.

«Секрет счастья давно разгадан: человек счастлив, если ему интересно жить».

«Не знаю, как другие, - а я всегда доволен и даже счастлив, когда вижу людей, увлеченных каким-либо явно неприбыльным делом».

В одном из интервью на вопрос:
— Если б не было ни армии, ни тюрьмы, вы бы стали писателем? У вас был бы материал, с которым вы решились бы выйти на публику?
А.Рубанов ответил:
— Думаю, я бы стал сначала кем-то вроде Проханова. Ездил бы в Сибирь, на Крайний Север, на Камчатку, на Байкал — и там искал бы своих героев. Я все-таки живу в парадигме созидания, преобразования мира, переделки его. Мир следует доработать за Богом, немного усовершенствовать. Дикие пространства и люди, которые строят города и дороги, — вот о чем я бы писал.

И из другого интервью
-…я люблю свою среду. Не только ближний круг, но и дальний - страну, например. Могу критиковать, но люблю. Я в такой среде существую с детства: я сын и внук сельских учителей. Я интеллигент рафинированный. Я читал книги, а мимо меня ходили пьяные трактористы, орали матом и ломали свои трактора. …Пиши: в деревне Басове Яким Нагой живет. Он до смерти работает, до полусмерти пьет… Некрасовские персонажи. Ничего не изменилось с тех пор, за полтораста лет. Я, считай, деревенский парень. До тринадцати лет жил на юге Московской области, в Электростали - не деревня, конечно, но грязный колхоз с комбайнами и яблонями. Я люблю свою страну, и она такая - колхоз, грязь, яблоки и клубника. И дикари. И есть большая позолоченная столица - чтобы приезжающий за пять тыщ километров дикарь, задрав голову, смотрел на все это великолепие, и восхищался бы, и боялся. Вокруг столицы покоренные территории, покоренные народы, предоставленные сами себе…

Поэтому, в «Стыдных подвигах», сублимирующих личный опыт автора, мне более интересна эта самая жизнеутверждающая (пожалуй, даже жизнесозидающая) личность, нежели художественный аспект произведения.

«Нельзя приносить домой злость и досаду, ибо дом – территория мира и любви».

«Мне удобнее жить от кризиса до кризиса; иногда хочется все разрушить к чертовой матери и на пустом месте начать нечто новое».

«Неинтересно жить за счет простаков. Вообще делать что-либо за чей-либо счет – неинтересно».


Однако последний эпизод - «Яшка» написан в иной манере, по выражению Льва Данилкина «моделирующей сознание воробья»; иносказательно, метафорично. Воробей делает весьма меткие замечания:

«Яшка наблюдал за людьми и однажды понял, что люди – хозяева хлеба – вообще не считают его за еду. Хлеб для них – нечто вроде забавы.
Для Яшки – жизнь, а им – пустяк, развлечение.
Сложные, сильные существа, люди. Многое умеют. Но летать не умеют, совсем».

«…особая территория, площадка, куда человек помещает хлеб специально для птиц. Не швыряет в грязь, не выбрасывает, а – кладет. Предварительно разделив на небольшие, удобные фрагменты. Старик говорил, что таких мест раньше было много. .. Яшка сначала не верил, а потом убедился: действительно, есть такие люди, они почему-то думают о птицах и специально дают им хлеб. Просто так. Старик утверждал, что у людей есть такой старый обычай: большой дает хлеб маленькому, сильный кормит слабого. Не только птиц, но и зверей, и других человеков. Якобы, заявлял Старик, люди верят, что если сильный отдаст слабому часть своей силы, то этой силы станет больше у обоих, и у сильного, и у слабого…»


P.S. И ведь вот что интересно. У двух финалистов «Большой книги – 2012» Валерия Попова и Андрея Рубанова есть в активе произведения с названием «Жизнь удалась». Правда написаны они с разницей в «целое поколение» - 27 лет (1981, 2008)..?

3 комментария:

  1. Света, для себя сделала отметочку. Не знаю,дойдут ли руки до книги,но цитаты из неё для себя сохранила.Близки и понятны

    ОтветитьУдалить
  2. Ирина! Если не дойдут руки до этой книги, хотя читается легко и состоит из небольших рассказов, то можно ограничиться и интервью, на которые поставила ссылки. Особенно второе: http://www.rusrep.ru/2010/03/andrey_rubanov/
    Думаю, с художественной точки зрения интереснее почитать, так называемые "нерубановские" тексты: "Хлорофилия", "Психодел" etc.

    ОтветитьУдалить
  3. Спасибо за такое замечательное представление книги и автора. Сразу захотелось прочитать!

    ОтветитьУдалить

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...