пятница, 31 августа 2012 г.

Писатель Писателевич Аксенов

Так называется глава из книги Александра Кабакова и Евгения Попова.
Два писателя беседуют о своем друге и, по их мнению, великом русском писателе Василии  Павловиче Аксенове.
И вот не могу назваться поклонницей всяческих дружеских воспоминаний из серии "А знаете, каким он парнем был?" и т.п., но вот эта книга пришлась мне по сердцу.
Наверное, потому что те немногие произведения Аксенова, прочитанные мною в разные годы жизни, оставили очень сильное впечатление.
А учитывая, то что 20 августа Писателю Писателевичу исполнилось бы 80 лет, сподобилась и сделала презентацию по книге.
Заодно и c сервисом Prezi.com познакомилась.
Смотреть лучше в полноэкранном формате, т.к. есть длинноватые цитаты, от которых не смогла отказаться.
Это мой первый опыт в Prezi, так что строго не судите ;).




вторник, 28 августа 2012 г.

Создаем инфографическое резюме

В нашем нестабильном мире каждый может столкнуться с поиском новой работы и необходимостью, соответственно, составить резюме.  Ну классические текстовые "самопрезентация", думаю ни у кого проблем не вызывают :). Однако, многие справедливо находят их скучными.
Все кто обучался на мастер-классе "Я веду образовательный блог" выполняли доступные  в Интернете  "визитки" в презентациях Google.
Теперь же у нас есть еще одна интересная возможность визуализировать собственную карьеру, достижения, личностные и профессиональные качества с помощью сервиса ResumUP.com .
В принципе все просто, достаточно зарегистрироваться и творите свой профессиональный портрет. 
Сохранить на свой компьютер можно в формате pdf, а значит и распечатать на цветном принтере, конечно.
А еще можно поделиться "профилем" на Facebook.

Есть и небольшой видеофрагмент, посвященный сервису.


Если же, ну вдруг так случилось, ваши работодатели предпочитают инфографическое резюме на английском ;), к вашим услугам еще несколько сервисов>>>

28 августа - Успение Пресвятой Богородицы. Престольный праздник Псково-Печерского монастыря.

Для Псково-Печерской обители Успение главный праздник, отмечаемый особо торжественными богослужениями 27, 28 и 29 августа:
Расписание богослужений на праздник Успения Пресвятой Богородицы>>>;

Наиболее нарядными являются:
27 августа
Вечером: Малая вечерня в Успенском храме в 16-00, по окончании на Успенской площади перед иконой Божией Матери "Успение": акафист «Радуйся Невесто Неневестная» (нараспев).
Всенощное бдение на Успенской площади в 18-00.
Крестный ход с иконой Успения к Михайловскому храму, который идет по дорожке из свеже-скошенной травы и венкам из живых цветов, акафист Успению Божией Матери.

28 августа
Поздняя литургия в Михайловском храме в 9-30.
По окончании: Крестный ход с иконой Успения вокруг монастыря.

29 августа
Вечернее богослужение на площади у Михайловского храма в 18-00.
Чин Погребения Божией Матери - иерусалимская традиция, восходящая к 6 веку. Даже на сегодняшний день в России мало монастырей где совершается этот древний чин.




В Сети довольно много видеосюжетов, посвященных празднованию Успения Пресвятой Богородицы в Псково-Печерской обители. Я же хочу порекомендовать фильм, размещенный на сайте "Предание", который рассказывает о всех трех днях торжеств. Снят фильм довольно давно, но прекрасно иллюстрирует все этапы праздничных богослужений. К тому же, думаю, интересно увидеть и прославленного старца Иоанна Крестьянкина, почившего в 2006 году, и на момент съемки фильма еще молодого Тихона (Серкетарева) - ныне Наместника Псково-Печорского монастыря.

И еще раз хочу напомнить о книге Архимандрита Тихона (Шевкунова) ""Несвятые" святые" из  короткого списка "Большой книги - 2012", которая, к слову, пока лидирует в читательском голосовании. Как вы догадываетесь, и мой голос там присутствует :).

среда, 22 августа 2012 г.

Можно отказаться от чего угодно – если тебе на самом деле есть куда идти

Марина Степнова. Женщины Лазаря.

Книга вызывает противоречивые чувства и словно распадается на отдельные истории про женщин. Да-да, название романа абсолютно точно, т.к. фигура гениального, обласканного властью физика Лазаря Линдта,   лишь связующее звено, впрочем, не лишенное некоего местечково-еврейского, саркастического, холодного блеска.

«… несмотря на очевидную вонючесть и немытость, держался с замечательным веселым спокойствием урожденного богатого и свободного человека.»
«… все-таки сражаться с человеком, который все время смеется, не только бессмысленно, но и унизительно для нападающего.»


Но никаких изысканий в области духовных метаний великого ученого читатель у Степновой не найдет. В принципе, пожалуй, все сводится к тому, что 18-тилетний почти пешком пришедший в столицу нищий «тщедушный жиденок» Лазарь, был очарован теплым, уютно, старорежимно-доброжелательно устроенным домом Чалдоновых и навеки «полюбил» его хозяйку Марусю – Марию Никитичну Чалдонову.

«Разум делает человека бесстрашным. Зато чувства отлично убивают.»

Образы женщин же симпатичны каждый по-своему:

Маруся, разумная, решительная («Это было любимое Марусино слово - решительно») и хозяйственная дочь просвещенного священника, любящая и любимая жена, остроумная собеседница, созидающая хлебосольный по Елене Молоховец и ласково устойчивый быт, счастлива этим патриархальным укладом. И терзает ее только бездетность. Однако Маруся умеет уравновесить этот изъян своей судьбы, заботясь о чужих детях, да и о том же Лазаре (Лесике), которого, будучи старше на 30 лет принимает как своего ребенка.

«…для того, чтобы найти то, что искал всю жизнь, вполне достаточно просто заблудиться.»
«Мы сядем в час и встанем в третьем, я с книгою, ты с вышиваньем, и на рассвете не заметим, как целоваться перестанем»
«… передвижники – это не искусство, а просто жалкое подражание тому, чему подражать – грех.».
Замечу, что лично мне фраза особенно дорога, т.к. никогда не понимала восторгов искусствоведов советского периода перед этой живописью, за что и получала «заслуженные» двойки по истории русского искусства второй половины XIX века.

Галина Петровна Линдт – советски-светская львица, капризная барыня, высокомерная самодурка, супруга Лазаря-Великого. Урожденная Галочка Баталова, внешне похожая на Марусю и инфернально впитавшая ее сияние, младше великого мужа на 40 лет. Юношеская любовь Галочки зверски перемолота системой, которая зубами верного холуя Николаича, приносит приглянувшуюся Линдту девушку в его дом, в его жизнь, в его постель.

«Чего убиваться, если уже убитая?»
«Торопиться вообще нельзя, сила – в умении отдаваться частностям, а жизнь – жизнь состоит из мелочей.»


Ну и, наконец, Лидия Линдт, внучка, гения, не заставшая деда в живых, да и вообще до 5-ти лет не знавшая о его существовании. Лидочка-Барбариска рано осиротевшая, подобранная Галиной Петровной, а затем изгнанная в балетное училище, где проявляется ее блестящий талант. Этакий женский эквивалент Лазаря Линдта!? Но Гениальная балерина Лидия Линдт, приглашенная сразу с выпускного спектакля танцевать в Москву в Большой театр отказывается от своего Дара.

«Подарок от Бога. Божий дар. Самая жестокая и несправедливая вещь на свете.»

Лидия Линдт знает наизусть Елену Молоховец и мечтает о своем доме. И обретает его…Как вы понимаете, по логике романа, это оказывается тот самый дом, в котором на склоне лет жила чета Чалдоновых, дом, освещенный (освященный) «сиянием божественной Маруси.»

«…и все было по-настоящему, все наконец-то распуталось, разрешилось и вновь соединилось – на этот раз навсегда: и любовь, так долго блуждавшая по этой истории, так долго не умевшая попасть в такт, и этот дом, и холодный вкусный воздух, и медленно выплывающее из-за розовых сосен круглое и тоже розовое солнце, такое громадное, что где-то далеко-далеко засмеялся от радости Лазарь Линдт.
Засмеялся и поцеловал маленькую, теплую, бессмертную Марусину руку».


Касаемо же, противоречий, то они вызваны с одной стороны:
«…большим словарным запасом, хорошей работой с метафорой, вниманием к деталям. … Собственно, когда, может, и тянет зачитать вслух удачную фразу, но на самом деле все работает для того, чтобы персонажи ожили, мир вокруг задышал, сердце забилось.
Это, конечно, совершенно субъективные вещи - но вот у Степновой, .. здесь все получается: и герои живые, и мир объемный, и даже слезы на глазах читателя» - Сергей Кузнецов.

с другой:
Виктор Торопов: «С собственным отношением к роману «Женщины Лазаря» мне определиться трудно. Во-первых, я не понимаю, талантливая ли это проза или всего-навсего ее (талантливой прозы) талантливая имитация. Чтение или чтиво? Есть, правда, и промежуточный вариант: высокое чтиво. Во-вторых, Степнова ... пишет по преимуществу, если не исключительно, для женщин. Ну и, в-третьих, я категорически не понимаю, о чем этот роман, а главное, зачем.»

и есть что-то близкое мне в язвительной рецензии от julia_prefizid: http://www.liveinternet.ru/users/julia_prefizid/post228619873/

Словом, думайте сами, читайте сами, но семейной сагой я бы роман Степновой не назвала, скорее уж сказкой об утраченных иллюзиях, потерянном времени, Спящей Красавице и доме с привидениями.


среда, 15 августа 2012 г.

Тебя ждет великая война – самая великая и тяжкая из всех войн – за самого себя

Александр Григоренко. Мэбэт.

«У Тайги нет истории. У нее есть память, отметины которой остались в полуфантастических преданиях, легендах, рассказах… разум европейца пропадает, гибнет в преданиях Тайги. Он не может существовать в пространстве без границ, освященных кровью во времени, не повинующемся дисциплине цифр. Но народы зеленого океана живут именно так. Вчерашний день и прошлое столетие могут стоять рядом. Красноармейцы приходят в деревню манси сразу после викингов….Но в человеческой истории у Тайги есть своя роль – невиданная, не поддающаяся описанию. Тысячелетиями зеленый океан поглощал обломки распрей, бушевавших на пространствах цивилизованных миров Европы и Азии, и ничего не отдал взамен, не выбросил на берег – все обратил в тайну, загадку, в темные письмена. Может быть именно поэтому Тайга остается тем единственным пространством Земли, где человеческие страсти обитают вне изощренных толкований, и человека здесь ждет, наверное самая удивительная и важная встреча из всех возможных – встреча с самим собой.»

Сага, миф, легенда, сказание, жизнеописание эпического героя Мэбэта «Любимца божьего, который сам себе закон» – да, …

И еще история про человека, отравленного гордыней, оказавшегося лишь «развлечением духов и сладкой пищей червей», но сумевшего пройти «Дорогой Громов», взглянуть в глаза всем, кого обидел, предал или бездумно обрек на смерть, получить их прощение и — совершенно не в духе европейской литературной традиции - примириться с собственной слабостью.

У «Мэбэта» А.Григоренко словно прививка «Синей крови» Ю.Буйды, где «Власть над сердцами требует силы, особой силы…. Чаще всего такой силой обладают люди бессердечные. Люди с синей (холодной) кровью.»
Но, любовь Мэбэта к внуку Сэвсэру, горячит его кровь, обнаруживает наличие сердца у бесстрастного охотника и безжалостного воина, делает его уязвимым.

«Всякая вещь отыщется на земле и в небесах, нет только сердца, которое не сломалось бы.»

«Ни камню, ни дереву, ни птице, ни зверю нет нужды в прощении – в нем нуждается только человек. Он дальше всех от истины, он один знает, что такое страдание. Он один жаждет прощения и оправдания.»

«Мир несовершенен в своих основах, и потому нет человеку исхода из страдания. Все будет повторяться: я буду создавать мир, губить его и вновь создавать – пока не достигнет он образа, который носил я в своем сердце. До тех пор страдание будет путем человека…. Страдание замыкает человека в пещеру и приваливает камень у входа. Будет человек биться о камень – и не сможет выйти. Но та рука, что освободит его и отвалит камень, зовется милостью. … милостью жив человек.»


Рецензии:

P.S.
«Тут много историй и можно выбрать ту, что сегодня волнует больше всего», - пожалуй, самое верное, что можно сказать о книге А.Григоренко.
И «Как и всякая легенда, эта тоже о борьбе добра со злом. Только зло здесь - сила, а добро - слабости. И при таком раскладе добро , казалось бы, обречено на поражение. Особенно в самой тяжелой войне - войне за самого себя. Но иногда поражение важнее победы.»
http://bookmix.ru/review.phtml?rid=66270#review - "Легенда о силе и слабости".

среда, 8 августа 2012 г.

Будда или не Будда будет будить будто бы добрые чувства…

Сергей Носов. Франсуаза, или Путь к леднику.

Автор о своем произведении: «...Роман о странностях жизни, ее внезапностях и причудливости. О неочевидном вреде табакокурения, очевидной пользе пиявок и чудесах Индии. О том, что очень опасно влюбляться в неантропоморфные объекты, равно как и ненавидеть их, но куда бесполезнее откапывать уже закопанное. О том, что некоторым женам нелегко с мужьями. И о том, что жить, вообще, нелегко... хотя с другой стороны — очень даже легко. И если кто-то сам не выбирает дорогу, все равно неизбежно пройдет путь»

Председатель Литературной академии, проректору РГГУ Дмитрий Бак на представлении списка финалистов «Большой книги – 2012» сказал, что это роман «о том, куда надо отправляться, чтобы жизнь в России понять».

В рецензиях «Носова называют главным питерским постмодернистом».

И, пожалуй, весьма ироничный роман, сшитый из фрагментов, текущий в нескольких временных отрезках и, наконец, в котором одним из персонажей является межпозвоночная грыжа - стопроцентно постмодернистский.

Ну да, и впечатление у меня осталось соответствующее… Его, мое впечатление, озвучил даже один из персонажей самого романа – драматург: «…Вот вы (в романе речь идет о психотерапевтах) так и в литературу со своим анализом лезете. Я не спорю, что бессознательное есть, но, кто вам сказал, что вы его детектировать научились? Да вы бессознательное даже в басне Крылова найдете! А современные авторы уже откровенно смеются над вами, с вашим психоанализом. Вам нарочно всякие дырки-подковырки подсовывают, и болты! Да вам шевельни пальчиком, вы сразу целую теорию выведите! А он просто посмеялся над вами, просто палец вам показал!.. А вы и рады. Смешно!»

Словом, ….«Не то беда, что жизнь коротка, а то, что вспомнить нечего», посему лучше поставлю-ка  ссылочки на две рецензии…;)

пятница, 3 августа 2012 г.

Пожалуй, верю, ибо абсурдно

Андрей Дмитриев. Крестьянин и тинейджер.

Как следует из названия, можно предположить, что в тексте романа столкнуться два мира: города и деревни; iPodа и мотыги; технократичного «завтра» и архаичного «вчера». Но роман А.Дмитриева о другом.

«Крестьянин» Абакум Панюков и «тинейджер» Герасим выпадают из стереотипного представления  сегодняшнего российского общества об этих персонажах .

Крестьянин, воспитанный староверкой матерью, не пьет, не курит, держит последнюю во всей деревенской округе корову, кур, да еще и почитывает на досуге. А в прошлом у крестьянина участие в Афганской войне. Одни из самых лирических страниц романа посвящены многолетней любви Панюкова к зоотехнику Санюшке. Свадьба их расстроилась по недоразумению. Но крестьянин верит, что они еще будут вместе и это держит Панюкова, оставшегося единственного жителя, в деревне Сагачи.

В роли тинейджера московский юноша из обеспеченной семьи Гера, изгнанный из университета, прячется в деревне, чтобы пересидеть призыв в армию. Гера записывает мысленные разговоры с любимой девушкой Татьяной, из-за которой и забросил учебу,  понемногу попивает то виски в одиночестве в деревне, то, опять же в одиночестве, водочку с пивом в райцентровском кафе «Кафе». В то же время  «тинейджер» читает о Суворове и набрасывает черновик своей  "книжыци" про полководца; даже  попытается подоить ревущую корову (да может ли такое быть!), когда крестьянина задержат за незаконную вырубку леса.  А в московской жизни Гера-Герасим робок с девушками, но умеет отказаться от навязываемых сверстниками наркотиков, избегает тусовок, парится в Селеневских банях; прогуливая занятия, кружит по городу, а не «зависает» в Интернет-кафе.

И Панюков, и Гера, совершенные в своем одиночестве, абсолютно нетипичные, выпавшие из жизни, представители своих социальных слоев. Герои романа еще и мужчины, способные на истинные чувства. Вот только избранницы их подкачали: Татьяна ведет двойную жизнь, предавая Геру; а Санюшка, в безысходной сельской жизни пристрастившаяся к алкоголю, умирает.

Живописно, но без пафоса и надрыва, представлен мир практически умершей сельской глубинки: опустевшие покосившиеся дома, бурьян, пьянство и невежество (медсестра всерьез предлагает Панюкову лечить больные ноги «мылом от покойника»), отсутствие работы, нормальных дорог, связи … надежды – обычная жизнь народонаселения за переделами мегаполисов.

«Скучно все это - Вот что тут главное! Вот в чем тут общий ужас всех этих разных ужасов! Вот, что вело, вот что ведет здесь всех, кто спился, кто споил, всех, кто убил и был убит, всех, кто убьет и своей смертью не умрет, вот оно: скука!»

«Все тешим и дурим себя какой-то своей избранностью, - а сами предали свое дыхание за право ничего не уметь, никого не любить, за право всем рвать пасть, а в целом говоря – за похвальбу…»

Текст Дмитриева поэтичен. Критика вполне заслуженно называет «Крестьянина и тинейджера» «поэмой, в том же смысле, что и «Мертвые души», - полной движения, неба, ветра и просто русской шири…». В этой прозе слышится то размеренная поступь античного эпоса, то философская отстраненность японского хокку:

«- И никаких трех дней,
и никакого права силы,
и мародеров он наказывал сурово.
Но не казнил».

«Как вышел, воздух ночи
встал волной
и хлынул в горло».

«Корова, лежа на боку,
казалось,
уплывала по волнам тумана».

«В глухой ночи,
как сердце в миг внезапного испуга,
Заухал филин,…»

«За окнами автомобиля
все поначалу было
до уныния знакомо:
чему было трястись, то и тряслось,
чему мелькать, то и мелькало,
и утомительно пылило,…»

«В финале и Панюков, и Гера прозревают, понимают, что нужно исправить, как начать жить правильно, бодро, мудро. И снова шагают. Один — в деревню, другой — в Москву. Но возможна ли в русских романах счастливая развязка? Вопрос риторический. Однако светлая, как выясняется, — да. Роман о взаимной глухоте людей, о смертной тоске русской жизни, о тотальном провале государства по каким-то таинственным законам получился светлым. Откуда струится этот свет? То ли «с серого неба над дорогой», куда, то и дело ныряет взглядом Панюков. То ли от лежащей на боку у избы коровы. То ли от самих героев, сплошь хороших, и любви к ним писателя Андрея Дмитриева». – Майя Кучерская

Мне в романе «прочиталось», что крестьянин и тинейджер совсем не антиподы, они не противостоят друг другу. Тинейджер Гера – это тот же самый крестьянин Панюков, только выросший и сформировавшийся в иное время, на «другом поле»; в чем-то мягкий, лиричный, отчасти инфантильный; но способный, одновременно отстаивать свои жизненные позиции, поступая наперекор властному отцу на исторический факультет, отказываясь от наркотиков, не прощая любимой ее двойной жизни. И, не случайно в последних строках романа мы узнаем, что Гера все же служит в армии.

Кстати, у Дмитриева есть персонаж, которым автор весьма неприглядно (на грани гротеска) рисует слабость, болтливость, болезненную и дряхлую духовную пустоту городского нытика -интеллигента. Тем ярче на его фоне проступают мягкие, написанные полутонами, и даже не вполне достоверные (но на то она и художественная литература) черты главных героев, – наиболее нравственно здоровых представителей своих социальных слоев. Если говорить несколько утрированно, Панюков и Гера так называемая «соль земли», современные праведники, на которых только и возможно возрождение нашего общества; если оно еще возможно :(.

Счастлива была открыть для себя этого автора:

Андрей Викторович Дмитриев родился в 1956 году в Ленинграде в семье служащих. Учился на филологическом факультете МГУ (1973-1977 гг.), окончил сценарный факультет ВГИКа (1982г.). Работал редактором, членом коллегии Центральной сценарной студии Госкино СССР (1983-1986 гг.). Начал печататься с 1983 года.
А.Дмитриев более известный просвещенной публике как киносценарист, опубликовал в 1990-х три небольших по объему прозаических текста: повести «Воскобоев и Елизавета» (1992), «Поворот реки» (1995), роман «Закрытая книга» (1999) и вошел с ними в шорт-листы Букера.
Его реальная история и история его текстов естественным образом связана с Псковом (иной раз город может называться вымышленным именем Хнов), а персонажи его повестей скрыты под литературными именами Тынянов, Каверин, Шкловский и Зильбер.

За короткую повесть про Псков и Пушкинские горы «Дорога обратно» (журнал «Знамя», 2001, №1) Дмитриев получает премию Аполлона Григорьева. В произведении, персонаж почти былинный – пушкинская Арина Родионовна, предстает в новом своем перерождении нянькой из далеких пятидесятых.
Это «…история о том, как нянька рассказчика однажды, выйдя за хлебом и комбижиром, отправилась в Пушкинские горы праздновать день рождения Пушкина, там как следует подгуляла, осталась одна, купила на последние копейки сборничек михайловского ссылочного невольника и пешком вернулась во Псков, одновременно проста и многопланова, приземленно страшна и высоко поэтична, достоверна и невероятна. Вспоминая и домысливая горькое (и все же счастливое) приключение бедной (вздорной, доброй, совестливой, разгульной, вороватой, трогательной, беззащитной, упрямой) няньки Марии, писатель одновременно ведет речь о собственном духовном становлении. Сквозь объективный эпос (Дмитриев всегда помнит о том, сколь "закрыт", то есть таинственен, неповторим и "не вычисляем" каждый человек) тихо, но уверенно пробивается лирическая исповедь». – Андрей Немзер.

«Когда …. дмитриевская повесть («Дорога обратно»), вышитая по канве солженицынского "Матренина двора", получила премию Аполлона Григорьева за 2002 год, это вызвало радость ценителей — и глухое недовольство литературного истеблишмента, который как не признавал право Дмитриева на успех, так и не признает. На что писателю, кажется, наплевать. Как, впрочем, и на сам успех. Что неудивительно. В кошачьей поступи его литературных шагов аккуратно глохнет железная поступь командора. Доброжелательно-ленивая интонация его прозы умело скрывает внутреннюю жесткость, уверенность в собственной правоте, силе — и в том, что время догоняет того, кто отказывается догонять время». - Александр Архангельский.

P.S. Извините, длинновато получилось. Это все от того, что роман навеял множество разнообразных мыслей, и ей Богу, мне самой доводилось встречать и таких как у Дмитриева крестьян в нашей псковской глубинке, и подобных юношей в Петербурге :)

четверг, 2 августа 2012 г.

Как Интернет изменил образование?



90% факультетов используют в процессе обучения социальные медиа

32% студентов высшей школы изучают, по крайней мере, один online курс

20% факультетов привлекают (по принципу домашнего задания) студентов к комментированию или написанию статей для социальных медиа-сайтов

Только 1 из 3-х академических лидеров считают, что online обучение уступает классическим занятиям, так сказать лицом к лицу с преподавателем

8 из 10 лекторов используют в аудиторных занятиях online-видео
___________
93% студентов предпочитают находить информацию online, а не идти в библиотеку


83% студентов часто предпочитают online, потому что библиотека закрыта

____________
Более ШЕСТИ МИЛЛИОНОВ студентов изучают как минимум ОДИН online курс
____________
85% приемных комиссий в колледжах используют социальные медиа

61% - социальные сети
48% - видео-блоги
41% -блоги
36% - не уверена :( , дословно, доски объявлений, возможно рассылки
16% - подкасты
10% - вики

За исключительную точность перевода ручаться, увы, не могу, но смысл, думаю, уловила.

Инфографика с сата: http://presportal.ru/infografika/infografika-o-rabote-internete-i-ne-tolko/

среда, 1 августа 2012 г.

Чем больше делаешь, чем плотнее жизнь — тем лучше. Поступок — это король судьбы. Нет поступка — не живешь.

Андрей Рубанов. Стыдные подвиги.

«Жить надо, руководствуясь только своими мыслями, накапливая свой, личный, интимный опыт, только он имеет настоящую ценность. Советы и подсказки мешают, искажают оптику, замутняют картину мира».


Каждую главку «Стыдных подвигов» можно рассматривать и как отдельный рассказ, законченное лаконичное произведение. Собранные же под одной обложкой, они как бусинки в четках составляют жизнеописание «героя нашего времени» (читай Андрея Рубанова), успевшего побыть пионером, послужить в Советской Армии, окунуться в мутные воды бизнеса первых лет перестройки, когда «бабла было немеряно», посидеть в тюрьме, поработать кровельщиком и … пресс-секретарем в Чечне, отдать дань частному предпринимательству; а в итоге, найти себя и достичь успеха в литературном творчестве.

«Секрет счастья давно разгадан: человек счастлив, если ему интересно жить».

«Не знаю, как другие, - а я всегда доволен и даже счастлив, когда вижу людей, увлеченных каким-либо явно неприбыльным делом».

В одном из интервью на вопрос:
— Если б не было ни армии, ни тюрьмы, вы бы стали писателем? У вас был бы материал, с которым вы решились бы выйти на публику?
А.Рубанов ответил:
— Думаю, я бы стал сначала кем-то вроде Проханова. Ездил бы в Сибирь, на Крайний Север, на Камчатку, на Байкал — и там искал бы своих героев. Я все-таки живу в парадигме созидания, преобразования мира, переделки его. Мир следует доработать за Богом, немного усовершенствовать. Дикие пространства и люди, которые строят города и дороги, — вот о чем я бы писал.

И из другого интервью
-…я люблю свою среду. Не только ближний круг, но и дальний - страну, например. Могу критиковать, но люблю. Я в такой среде существую с детства: я сын и внук сельских учителей. Я интеллигент рафинированный. Я читал книги, а мимо меня ходили пьяные трактористы, орали матом и ломали свои трактора. …Пиши: в деревне Басове Яким Нагой живет. Он до смерти работает, до полусмерти пьет… Некрасовские персонажи. Ничего не изменилось с тех пор, за полтораста лет. Я, считай, деревенский парень. До тринадцати лет жил на юге Московской области, в Электростали - не деревня, конечно, но грязный колхоз с комбайнами и яблонями. Я люблю свою страну, и она такая - колхоз, грязь, яблоки и клубника. И дикари. И есть большая позолоченная столица - чтобы приезжающий за пять тыщ километров дикарь, задрав голову, смотрел на все это великолепие, и восхищался бы, и боялся. Вокруг столицы покоренные территории, покоренные народы, предоставленные сами себе…

Поэтому, в «Стыдных подвигах», сублимирующих личный опыт автора, мне более интересна эта самая жизнеутверждающая (пожалуй, даже жизнесозидающая) личность, нежели художественный аспект произведения.

«Нельзя приносить домой злость и досаду, ибо дом – территория мира и любви».

«Мне удобнее жить от кризиса до кризиса; иногда хочется все разрушить к чертовой матери и на пустом месте начать нечто новое».

«Неинтересно жить за счет простаков. Вообще делать что-либо за чей-либо счет – неинтересно».


Однако последний эпизод - «Яшка» написан в иной манере, по выражению Льва Данилкина «моделирующей сознание воробья»; иносказательно, метафорично. Воробей делает весьма меткие замечания:

«Яшка наблюдал за людьми и однажды понял, что люди – хозяева хлеба – вообще не считают его за еду. Хлеб для них – нечто вроде забавы.
Для Яшки – жизнь, а им – пустяк, развлечение.
Сложные, сильные существа, люди. Многое умеют. Но летать не умеют, совсем».

«…особая территория, площадка, куда человек помещает хлеб специально для птиц. Не швыряет в грязь, не выбрасывает, а – кладет. Предварительно разделив на небольшие, удобные фрагменты. Старик говорил, что таких мест раньше было много. .. Яшка сначала не верил, а потом убедился: действительно, есть такие люди, они почему-то думают о птицах и специально дают им хлеб. Просто так. Старик утверждал, что у людей есть такой старый обычай: большой дает хлеб маленькому, сильный кормит слабого. Не только птиц, но и зверей, и других человеков. Якобы, заявлял Старик, люди верят, что если сильный отдаст слабому часть своей силы, то этой силы станет больше у обоих, и у сильного, и у слабого…»


P.S. И ведь вот что интересно. У двух финалистов «Большой книги – 2012» Валерия Попова и Андрея Рубанова есть в активе произведения с названием «Жизнь удалась». Правда написаны они с разницей в «целое поколение» - 27 лет (1981, 2008)..?

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...